Перелом мыщелка большеберцовой кости степень тяжести вреда здоровью

Раздел I.
К тяжелым относятся увечья (ранения, травмы, контузии), опасные для жизни или здоровья, способные вызвать умеренные или значительные нарушения функции поврежденного органа, системы:

проникающие ранения черепа, в том числе без повреждения мозга, открытые и закрытые переломы костей свода и основания черепа, ушибы головного мозга как со сдавлением, так и без сдавления головного мозга, эпидуральные, субдуральные или субарахноидальные внутричерепные кровоизлияния; открытые и закрытые повреждения позвоночника и спинного мозга: переломы одного и более тел позвонков, вывихи, переломо-вывихи с повреждением или без повреждения спинного мозга;

перелом суставного отростка, перелом остистых, поперечных отростков, дужек трех и более позвонков, перелом крестца со смещением отломков;

проникающие в плевральную полость, полость перикарда или клетчатку средостения, в том числе и без повреждения внутренних органов;

проникающие ранения живота с повреждением органов брюшной полости;

ранения органов забрюшинного пространства (почек, надпочечников, поджелудочной железы и др.), тазовых органов; закрытые травмы органов грудной и (или) брюшной полости, органов забрюшинного пространства, тазовых органов;

ранения и (или) травмы наружных половых органов:

с разрывом уретры, белочной оболочки, венозных сплетений, кавернозных тел, яичка, повреждением крупных сосудов промежности; переломы костей таза с нарушением целости тазового кольца;

разрывы крестцово-подвздошного и (или) лонного сочленения;

перелом вертлужной впадины; переломы крыльев подвздошных костей;

травматическая ампутация плеча, предплечья, бедра, голени на любом уровне;

частичная или полная травматическая ампутации кисти, стопы;

переломы длинных костей, в том числе внутрисуставные переломы эпифизов:

плеча, бедра, большеберцовой, обеих костей предплечья, обеих ключиц; осложненный перелом (открытый, оскольчатый, со смещением отломков на ширину кости и более) одной из костей предплечья, ключицы, шейки лопатки, надколенника;

множественные (три и более) переломы ребер;

двухсторонние и (или) двойные переломы ребер;

переломы грудины (кроме перелома мечевидного отростка);

вывихи, переломо-вывихи в крупных суставах конечностей: плечевом (кроме привычного вывиха плеча), локтевом, лучезапястном, тазобедренном, коленном, голеностопном, в суставах предплюсны (подтаранном, Шопара, Лисфранка); вывих надколенника, сопровождающийся переломом надколенника или мыщелка бедра;

вывих полулунной кости; проникающие ранения крупных суставов: плечевого, локтевого, лучезапястного, тазобедренного, коленного, голеностопного;

разрывы (отрывы) боковых и крестообразных связок коленного сустава с подвывихами, нестабильностью сустава 2 и 3 степени (раскрытие суставной щели на стороне повреждения или передне-заднее смещение большеберцовой кости более 5 мм по сравнению с неповрежденным суставом);

разрывы (отрывы) сухожилий вращающей манжеты плеча, двуглавой мышцы плеча, четырехглавой мышцы бедра, связки надколенника;

разрывы проксимального или дистального лучелоктевых сочленений, дистального межберцового синдесмоза с подвывихом в одноименных суставах;

разрыв ахиллова сухожилия; разрывы сухожилий глубоких сгибателей трех и более пальцев кисти;

размозжения кисти, стопы (повреждение нескольких различных тканей их образующих:

костной, мышечной, сухожилий, кровеносных сосудов, нервов), обширные дефекты мягких тканей кисти, стопы, требующие пластического замещения;

ранения и травмы кисти, повлекшие утрату:

первого, первого и второго, трех пальцев одной кисти на уровне пястно-фаланговых суставов, четырех пальцев одной кисти на уровне дистальных концов основных фаланг, первого пальца на уровне межфалангового сустава и второго-пятого пальцев на уровне дистальных концов средних фаланг;

переломы ладьевидной или полулунной кости, двух и более других костей запястья; переломы трех и более костей пясти;

ранения и травмы стопы с утратой трех и более пальцев одной стопы проксимальнее уровня плюснефаланговых суставов;

перелом пяточной и (или) таранной костей;

двух и более костей предплюсны, трех и более костей плюсны;

переломы лодыжек со смещением отломков и подвывихом стопы и (или) разрывом межберцового синдесмоза;

переломы двух лодыжек и заднего края большеберцовой кости («3 х лодыжечный перелом»);

повреждения крупных магистральных сосудов и нервных стволов: подключичной, подкрыльцовой, плечевой (до уровня ее деления на лучевую и локтевую), бедренной, подколенной, задней большеберцовой (до уровня верхней трети голени) артерий;

подключичной, подкрыльцовой, основной (до уровня нижней трети плеча) вены, глубокой вены бедра, подколенной вены;

плечевого сплетения, лучевого, локтевого, срединного, седалищного, большеберцового, малоберцового нервов на всем протяжении, трех и более ладонных или пальцевых нервов со значительным нарушением функции*; синдромы длительного или позиционного сдавления со значительным или умеренным нарушением функции*;

ранения и травмы мягких тканей, требующие пластического замещения или повлекшие развитие шока, анемии, эмболии или травматического токсикоза;

открытые и закрытые переломы костей лицевого скелета, кроме костей носа, со смещением отломков, образованием дефектов костной ткани;

осложненный (оскольчатый, двойной, со смещением отломков) перелом нижней челюсти, перелом суставного отростка;

изолированные, проникающие и непроникающие ранения и (или) травмы мягких тканей головы (лица), органов полости рта:

с образованием истинных (требующих пластического замещения) дефектов тканей;

удалением более 1/2 хрящевой части ушной раковины или хрящевой части носа с обезображиванием лица;

с повреждением поднижнечелюстной или околоушной слюнных желез и (или) их выводных протоков;

с частичной (более 1/4) или полной утратой языка и развитием выраженного косноязычия;

с повреждением магистральных кровеносных сосудов;

с анатомическим разрывом или полным стойким нарушением проводимости лицевого или подъязычного нервов;

ранения шеи с повреждением глотки, гортани, трахеи, пищевода, крупных сосудов, нервов;

закрытые переломы хрящей гортани, трахеи;

повреждения органа слуха, повлекшие понижение слуха до восприятия разговорной речи на одно ухо у ушной раковины и ниже, и (или) резко выраженные вестибулярные расстройства*;

прободное ранение, контузия глазного яблока с подвывихом хрусталика, гемофтальмом, отслойкой сетчатки, а также выраженным контузионным отеком сетчатки в макулярной зоне;

травмы глазницы, приводящие к диплопии или сдавлению зрительного нерва со снижением остроты зрения*;

повреждение слезного канальца, слезного мешка, слезно-носового канала, приведшие к неизлечимому слезотечению*;

ранения век с их разрывом (отрывом), повреждением слезоотводящих путей;

ожоги век и глазного яблока 3-4 степени;

термические, электротермические, химические ожоги 3-4 степени одной и более областей лица** и органов полости рта; поверхностные ожоги: термические — 2-3а степени, химические — 1-2 степени с площадью поражения более 10 процентов поверхности тела;

термические и электрические — 3б-4 степени, химические — 3-4 степени с площадью поражения более 15 кв.см поверхности тела;

ограниченные (5-15 кв. см) ожоги 3б 4 степени, локализующиеся в функционально активных областях;

ожоги, сопровождающиеся шоком или термическим поражением дыхательных путей любой степени тяжести; глубокие (3-4 степени) отморожения любой локализации с площадью поражения более 1 процента поверхности тела;

общее переохлаждение (замерзание) любой стадии (температура тела ниже 35С, угнетение дыхания, частота сердечных сокращений 52 и менее в минуту);

общее перегревание организма 4 степени (тепловой удар);

воздействия электрического тока, сопровождающиеся нарушением сознания, остановкой дыхания или нарушением сердечной деятельности; отравления и (или) ожоги внутренних органов химическими соединениями (концентрированными кислотами, едкими щелочами, компонентами ракетного топлива, угарным газом и др.) при умеренном или значительном нарушении функции; ранения, полученные медицинским персоналом при исполнении служебных обязанностей, повлекшие заражение ВИЧ-инфекцией или заболевание вирусным гепатитом; увечья, ранения, травмы, контузии, повлекшие прерывание беременности независимо от ее срока;

повреждения, обусловленные острым одномоментным воздействием поражающих факторов (барометрических, акустических, электромагнитных полей, оптических квантовых генераторов, лазеров, радиоволн, радиоактивного, ионизирующего излучения (местного или общего), микроорганизмов I, II групп патогенности, кессонная болезнь), которые привели к умеренным или значительным нарушениям функции*;

травматическая и (или) механическая асфиксия, укусы змей, ядовитых насекомых при развитии умеренного или значительного нарушения функции*;

клещевой энцефалит (энцефаломиелит); столбняк.

Раздел II.
К легким относятся увечья (ранения, травмы, контузии), вызывающие незначительные анатомические и функциональные нарушения, приводящие к временной потере способности исполнять обязанности военной службы на срок не менее 7 суток:

закрытые травмы черепа с сотрясением головного мозга (подтвержденные обращением к врачу в первые 3 суток с момента получения травмы);

переломы одного-двух остистых и (или) поперечных отростков, дужек позвонков;

разрывы межостистых и надостистых связок;

перелом крестца без смещения отломков;

изолированные переломы костей таза без нарушения целости тазового кольца;

ключицы без смещения отломков, лучевой или локтевой кости (кроме шиловидного отростка), большого, малого вертелов бедренной кости, малоберцовой кости;

дырчатые, краевые внесуставные переломы длинных костей;

переломы мечевидного отростка грудины;

неосложненные переломы надколенника, лопатки;

изолированные переломы костей запястья (кроме указанных в разделе I), одной, двух костей пясти;

переломы фаланг пальцев (кроме краевого перелома ногтевой фаланги);

переломы сесамовидных костей;

изолированные переломы костей предплюсны, одной, двух костей плюсны, фаланг пальцев стопы (кроме краевого перелома ногтевой фаланги);

перелом одной или обеих лодыжек без смещения отломков и подвывиха стопы;

неосложненные вывихи надколенника, ключицы, пальцев кисти, пальцев стопы;

разрывы боковых связок коленного сустава 1 степени (раскрытие суставной щели от 3 до 5 мм по сравнению с неповрежденным суставом);

разрывы связок грудинно-ключичного или акромиально-ключичного сочленений;

открытые, закрытые разрывы боковых связок голеностопного сустава 2-3 степени (раскрытие суставной щели более 5 мм на стороне повреждения по сравнению со здоровым суставом с отеком, обширным подкожным кровоизлиянием по наружной и тыльной поверхности стопы);

разрывы связок суставов пальцев кисти, пальцев стопы с подвывихом в суставе;

закрытые травмы крупных суставов с гемартрозом или синовитом без разрывов связочного аппарата;

повреждения менисков (кроме травматизации коленного сустава при застарелых повреждениях менисков, хронической нестабильности сустава);

острая травматическая отслойка хрящей крупных суставов с образованием внутрисуставных тел.

При выявлении после снятия острых явлений признаков разрыва крестообразных и наружных боковых связок с хронической нестабильностью 2-3 степени указанная травма относится к тяжелой; ранения и закрытые повреждения (кроме указанных в разделе I) нервных стволов, корешков периферических нервов, в том числе ладонных и пальцевых, при наличии незначительного нарушения функции*;

синдром длительного или позиционного сдавления с незначительным нарушением функции*;

ранения, травмы наружных половых органов без разрыва уретры, белочной оболочки, венозных сплетений, кавернозных тел, яичка;

ранения (в том числе огнестрельные) и (или) травмы мягких тканей с разрывом мышц и сухожилий (кроме указанных в разделе I), не сопровождающиеся ранением крупных магистральных сосудов, нервных стволов конечностей и не требующие пластических оперативных вмешательств;

ранения (в том числе огнестрельные) и травмы мягких тканей лица, органов полости рта, сопровождающиеся одиночными линейными, дырчатыми, краевыми переломами челюстей, альвеолярных отростков без нарушения анатомической непрерывности челюсти, переломами двух и более зубов, переломами костей носа, частичным отрывом (разрывом) крыла, хрящей носа, отрывами менее 1/2 хрящевой части ушной раковины, частичной (до 1/4) утратой языка;

непроникающие ранения (контузии) глазного яблока с временным расстройством его зрительных и двигательных функций, ранения век без нарушения целостности их свободного края и слезоотводящих путей;

ожоги век и глазного яблока 1-2 степени;

ожоги: термические — 2 степени, химические — 1-2 степени, одной и более областей лица**, органов полости рта; термические ожоги 1 степени с площадью поражения более 40 процентов поверхности тела;

2-3а степени (химические ожоги 1-2 степени) — 5-10 процентов поверхности тела; ожоги 3б 4 степени (химические ожоги 3 степени) — 5-15 кв. см, локализующиеся в функционально неактивных областях;

поверхностные отморожения 2 степени любой локализации не менее 1 процента поверхности тела;

травмы органа слуха с понижением слуха до восприятия разговорной речи на оба уха до 2 м*;

повреждения, обусловленные острым, одномоментным воздействием поражающих факторов (барометрических, акустических, электромагнитных полей, оптических квантовых генераторов, лазеров, радиоволн, радиоактивного, ионизирующего излучения местного или общего характера), которые привели к незначительному нарушению функции*;

травматическая и (или) механическая асфиксия, укусы змей, ядовитых насекомых при развитии незначительных нарушений функции*

* Состояние функции определяется комиссией по завершении основного курса лечения.

Примечание: При сочетанных (комбинированных) травмах степень определяется по наиболее тяжелому повреждению.

источник

Здравствуйте уважаемые эксперты! />

Сразу оговорюсь: заниматься делом, связанным с определением степени тяжести вреда здоровью мне довелось сейчас впервые (я «молодой» адвокат, ранее занимался в основном экономическими спорами), поэтому вопросов масса и какие-то из них могут вам показаться даже глупыми, уж не обессудьте. Дело имеет для меня большое личное значение. Так или иначе, буду искренне признателен вам за помощь, дамы и господа.

Читайте также:  Перелом костей у больных сахарным диабетом

Хронология событий (текущий 2012-й год)

15 мая произошло ДТП (совершен наезд на пешехода). Было возбуждено дело об административном правонарушении (по ст. 12.24 КоАП РФ) и начато административное расследование. Я опускаю в своем повествовании большую часть обстоятельств явно немедицинского характера, но одну важную деталь стоит отметить: наезд был совершен фактически в момент начала движения ТС (скорость порядка 5-10 км/час, возможно меньше) и потерпевшая при касании ее автомобилем упала (села) не от толчка как такового, а от того что после толчка не удержала равновесие (в руках были тяжелые сумки). Потерпевшая – женщина в возрасте 74 лет. На место ДТП прибыла «скорая», был диагностирован « ушиб коленного сустава«, потерпевшая настояла на доставлении ее в ГКБ. В этот же день потерпевшая была доставлена в ГКБ, где был поставлен диагноз « закрытый перелом левой большой берцовой кости, ушиб левого тазобедренного сустава» (в качестве причины травмы в телефонограмме из ГКБ было указано ДТП).

11 июня дознаватель вынес определение о назначении СМЭ по делу об административном правонарушении. Вопросы эксперту: давность, степень тяжести, кол-во и локализация полученных потерпевшей телесных повреждений.

15 июня ГКБ, в котором проходила лечение потерпевшая, направило дознавателю справку, содержащую уточненный диагноз в отношении потерпевшей (в период нахождения на лечении в ГКБ): « закрытый перелом наружного мыщелка большеберцовой кости левой голени со смещением; гемартроз левого коленного сустава; ушиб мягких тканей левого тазобедренного сустава; ушиб мягких тканей головы«. На лечении в ГКБ потерпевшая находилась 10 дней.

16 июля была окончена СМЭ и дано заключение. Общее состояние: « средней тяжести«. Основной диагноз: « закрытый перелом наружного мыщелка левой б/берцовой кости со смещением«. Вывод СМЭ: « для ответа на вопросы, поставленные перед экспертом, необходимо предоставить потерпевшего по окончании полного курса лечения, но не ранее чем через четыре месяца после травмы«. Для полноты картины чуть позже выложу полный текст заключения.

17 сентября дознаватель вынес определение о назначении СМЭ по делу об административном правонарушении (вторично). Вопросы перед экспертом были поставлены аналогичные вопросам первой СМЭ. Есть основания полагать, что будет причинение тяжкого вреда здоровью человека, соответственно прекращение АП и последующее возбуждение по ч. 1 ст. 264 УК РФ (с возможными следующими последствиями) />

Уважаемые эксперты, каково ваше мнение, к какому типу вреда относится « закрытый перелом наружного мыщелка левой б/берцовой кости со смещением«? />

Заведомо говорить о недоверии к результатам экспертизы конечно не вполне верно, однако, по вводным условиям ситуации которую я описал, какие вы порекомендовали бы ставить вопросы перед экспертом в случае проведения очередной экспертизы (возможно уже в рамках уголовного процесса)? Представляется очень важным правильно расставить акценты и внятно отделить собственно последствия ДТП для здоровья и все прочие заболевания, которые существовали до ДТП, помимо вреда причиненного ДТП, или могли развиться хоть и после ДТП, но не находятся в прямой причинно-следственной связи с вредом причиненным ДТП (учитывая возраст потерпевшей — 74 года, наличие хронических заболеваний и т.п.).

Чуть позднее приложу текст проведенной СМЭ.

Дело, о котором поведаю в настоящей публикации, началось с банального наезда автомобиля на пешехода, удар передним бампером которому пришелся в область колена.

По факту обращения в травмпункт были выполнены осмотр потерпевшего, рентгенография левого коленного сустава и поставлен диагноз: разрыв внутренней боковой связки, медиального мениска, гемартроз коленного сустава левого коленного сустава.

Далее выполнена магнитно-резонансная томография, по результату которой врач Гордеев дал следующее заключение: МР картина дегенеративного повреждения медиального мениска. Синовита, супрапателлярного бурсита. Деформирующего гонартроза II ст. Посттравматические изменения костного мозга латерального мыщелка большеберцовой кости.

При описании магнитно-резонансных томограмм признаков повреждения гиалинового суставного хряща установлено не было.

В ходе проведения судебно-медицинской экспертизы, назначенной инспектором ГИБДД Колосовым Н.А. в рамках возбужденного дела об административном правонарушении, судебному эксперту Кемеровского областного бюро судебно-медицинской экспертизы были предоставлены лишь медицинские карты и протокол описания МРТ.

На основании предоставленных медицинских документов судебно-медицинский эксперт пришел к выводам о том, что потерпевшей была причинена закрытая травма левого коленного сустава в виде разрыва медиального мениска, гемартроза, что подтверждается данными осмотра при поступлении в стационар; данными пункции левого коленного сустава; данными протокола МРТ.

Закрытая травма левого коленного сустава в виде разрыва медиального мениска, гемартроза квалифицирована экспертом как вред здоровью средней тяжести по признаку длительного расстройства здоровья (временное нарушение функций, продолжительностью свыше 3-х недель).

Далее административный материал был направлен для рассмотрения по существу в районный суд, который именем Российской Федерации признал моего будущего Доверителя виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.24 КОАП РФ.

Спустя некоторое время, пешеход обратился в суд, предъявив иск о взыскании с водителя компенсации морального вреда в сумме 300 000 рублей.

На данном этапе ответчик (водитель автомобиля) заключает со мной соглашение об оказании юридической помощи по гражданскому делу.

В ходе проведения судебного разбирательства гражданского дела суд вынес на обсуждение вопрос о проведении по делу судебно-медицинской экспертизы, которая по ходатайству стороны истца была назначена.

Комиссия экспертов на основании исследования серии магнитно-резонансных томограмм, помимо прочего установила неровность гиалинового хряща в области латерального мыщелка большеберцовой кости, деформацию кортикальной пластины, со ссылкой на п. 6.11, 6.11.7 Приложения к Приказу МЗСР РФ от 24 апреля 2008 г. № 194н сделав вывод о наличии у потерпевшей перелома наружного мыщелка левой большеберцовой кости, и, соответственно, посчитала возможным расценить данную травму как тяжкий вред здоровью.

Перед истцом открылась перспектива значительного увеличения размера исковых требований, а перед ответчиком — еще большие финансовые потери.

Согласно п. 6.11, 6.11.7 упомянутого выше приложения, медицинским критерием квалифицирующих признаков в отношении тяжкого вреда здоровью является:

«значительная стойкая утрата общей трудоспособности не менее чем на одну треть (стойкая утрата общей трудоспособности свыше 30 процентов).
К тяжкому вреду здоровья, вызывающему значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть, независимо от исхода и оказания (неоказания) медицинской помощи, относят следующие повреждения:
6.11.7. открытый или закрытый перелом костей, составляющих коленный сустав, за исключением надколенника».

К костям из п. 6.11.7 Мы вернемся чуть позже…

Жизненно сложилось так, что элементу удачи Я отводил и отвожу далеко не самое последнее место. И именно здесь, в этом деле, моя удача мне сопутствовала.

Два года назад для написания кассационной жалобы на приговор суда ко мне обращался Д., осужденный за совершение преступления, предусмотренного ст. 112 УК РФ, т.е. умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в ст. 111 УК РФ, но вызвавшего длительное расстройство здоровья или значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть.

По фабуле уголовного дела имеющий некоторую боевую подготовку Д. выполнил лоу-кик в область левого колена штангисту К., от которого, как и у нашего пешехода, образовался перелом наружного мыщелка левой большеберцовой кости.

В ходе производства предварительного расследования по уголовному делу было проведено три судебно-медицинские экспертизы, результатом чего были безоговорочные выводы экспертов о причинении К. тяжкого вреда здоровью, квалифицирующим признаком которого являлся перелом того самого наружного мыщелка левой большеберцовой кости, и, соответственно, предъявление обвинения по ч. 1 ст. 111 УК РФ.

В ходе судебного разбирательства уголовного дела была назначена и проведена четвертая, уже комиссионная судебно-медицинская экспертиза, в ходе которой комиссия, состоящая из экспертов Кемеровского областного бюро судебно-медицинской экспертизы, пришла к выводу об образовании у К. вреда здоровью средней тяжести, по тому же квалифицирующему признаку — перелом наружного мыщелка левой большеберцовой кости.

Основанием для установления вреда здоровью средней тяжести послужило письмо Министерства здравоохранения РФ от 08 ноября 2012 г. № 14-1/10/2-3598, которым устранялась некорректная формулировка п. 6.11.7 «открытый или закрытый перелом костей, составляющих коленный сустав», поскольку таковая приводила к разночтениям и для выработки единой практики Министерством здравоохранения РФ экспертам повторно было направлено разъяснение, содержащееся в указанном выше письме, где ясно прописали, что «для установления тяжкого вреда здоровью необходимо диагностировать переломы не менее двух костей, составляющих коленный сустав, за исключением надколенника».

В судебном заседании прокурор переквалифицировал обвинение в отношении Д. с ч. 1 ст. 111 УК РФ на ст. 112 УК РФ. Суд постановил обвинительный приговор, освободив Д. от уголовного наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

При написании кассационной жалобы на приговор суда уголовное дело в отношении Д. было изучено досконально. Предшествующий опыт как раз и виделся той удачей, способной повернуть исход гражданского дела по иску пешехода.

Доля огромного разочарования подстерегала меня, когда стало известно об отзыве письма Министерства здравоохранения РФ от 08 ноября 2012 г. № 14-1/10/2-3598 более поздним письмом того же Министерства здравоохранения РФ от 04 февраля 2014 г. № 14-1/10/2-723. Одновременно Минздрав РФ сообщал, что в целях реализации положений Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» Министерством здравоохранения Российской Федерации разработан и проходит внутриведомственное согласование проект приказа Минздрава России «Об утверждении Порядка определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» (далее — проект приказа).

Отзыв письма связан с нарушением процедуры его подписания.

Нелепость ситуации заключалось в том, что, отозвав разъяснения, Минздрав РФ не оставил никакого ориентира относительно толкования п. 6.11.7 Приложения к Приказу МЗСР РФ от 24 апреля 2008 г. № 194н в той части, перелом какого количества костей, образующих коленный сустав, за исключением надколенника, необходимо диагностировать для установления тяжкого вреда здоровью.

Вопрос о толковании п. 6.11.7 повис в воздухе.

В ходе дальнейшего судебного разбирательства гражданского дела в судебном заседании был допрошен судебный эксперт Кемеровского областного бюро судебно-медицинской экспертизы Чеченин Е.С., входивший в состав комиссии судебных экспертов, проводивших комиссионную судебно-медицинскую экспертизу по гражданскому делу.

В ходе допроса эксперт внятно и обстоятельно отвечал на задаваемые вопросы, поведав участникам процесса уже и без того известную историю об отзыве разъяснений Минздрава РФ.

На вопрос суда и участников процесса: «Чем Вы руководствовались при толковании п. 6.11.7 Приложения к Приказу № 194н?» — эксперт Чеченин Е.С. дал ответ: «На местном, т.е. областном уровне, эксперты Кемеровского областного бюро судебно-медицинской экспертизы провели совещание, решив, что для установления тяжкого вреда здоровью достаточно диагностировать перелом одной кости, образующей коленный сустав, за исключением надколенника. Данное разъяснение доведено до всех подразделений области. Какая практика в иных регионах по обозначенному вопросу и в вышестоящем экспертном учреждении мне неизвестно».

«Приехали» — подумал Я, перейдя к заявлению ходатайства о назначении по данному гражданскому делу повторной судебно-медицинской экспертизы в Российском центре судебно-медицинской экспертизы, что явно не понравилось ни суду, ни прокурору, ни стороне истца, ибо перспектива вынесения судебного решения откладывалась месяцев на пять.

В судебном заседании был объявлен перерыв, в ходе которого участникам процесса стало достоверно известно, что при повторной судебно-медицинской экспертизе Москва установит вред здоровью средней тяжести, поскольку в п. 6.11.7 речь идет о переломе двух костей и более, за исключением надколенника. Аналогичной позиции придерживаются и эксперты соседнего Новосибирска.

После недолгих раздумий стороны заключили по делу мировое соглашение, условия которого устроили всех: в течение четырех месяцев ответчик выплачивает истцу 80 000 рублей, судебные издержки стороны относят на себя и друг другу не возмещают.

Р.S. На этом повествование можно было бы и закончить. Однако хочется подвести некоторый итог, сделав анализ эффективности функционирования социальных институтов.

Читайте также:  Симптом прилипшей пятки при переломе костей таза

Один из вопросов касается правильности постановки диагноза потерпевшей — имел ли место перелом мыщелка и кто допустил ошибку врач Гордеев или комиссия экспертов?

Другой вопрос касается возможных выводов эксперта при производстве судебно-медицинской экспертизы при проведении административного расследования инспектором ГИБДД, предоставь инспектор на исследование эксперту собственно магнитно-резонансные томограммы, а не только медицинские карты с протоколом описания МРТ.

Судебный эксперт в свою очередь мог, хотя, полагаю, должен был запросить собственно магнитно-резонансные томограммы, но не сделал этого.

В случае установления наличия перелома наружного мыщелка левой больщеберцовой кости, руководствуясь решением «местных светил науки» эксперт установил бы тяжкий вред здоровью, что послужило бы основанием для возбуждения в отношении водителя уголовного дела по ст. 264 УК РФ.

Министерские разработчики редакции п. 6.11.7 допустили некорректную формулировку, приводящую к явным разночтениям относительно количества костей, перелом которых необходимо диагностировать для установления тяжкого вреда здоровью.

Отозвав разъяснения относительно толкования п. 6.11.7, Министерство здравоохранения РФ вновь породило неопределенность относительно его толкования.

Эксперты Кемеровского областного бюро судебно-медицинской экспертизы, как Я полагаю, самовольно вторглись в компетенцию Министерства здравоохранения, позволив себе принять на местном уровне решение о толковании указанного выше пункта 6.11.7.

Суд… В ряде случаев Мы сетуем на суд, считая его необъективным и явно пристрастным. Однако в описанном гражданском деле суд проявил редкую въедливость, принципиальность и мудрость, вовремя предложив сторонам рассмотреть вопрос о заключении по делу мирового соглашения, что, скорее, связано с личностью председательствующего, чем с характером гражданско-правового спора.

УК РСФСР 1960 г. предусматривает четыре градации тяжести телесных повреждений в отличие от трех по УК РСФСР 1926 г. Это позволяет при экспертной оценке более четко индивидуализировать различные телесные повреждения. Определить тяжесть повреждения при закрытых переломах крупных суставов нижних конечностей часто бывает трудно, так как подобные экспертизы, как правило, производятся в острый период, т. е. в ближайшие дни после причинения повреждения. В результате этого одинаковые по виду и течению внутрисуставные переломы эксперты могут квалифицировать по-разному.

В травматологической литературе опубликовано много работ, посвященных течению и исходам внутрисуставных переломов. В судебно-медицинской же литературе мы не встретили работ, специально посвященных квалификации их тяжести.

С целью определения основных критериев при оценке тяжести внутрисуставных переломов в соответствии с действующим УК РСФСР 1960 г. мы изучили 45 судебномедицинских экспертиз живых лиц с закрытыми переломами в тазобедренном, коленном и голеностопном суставах. Были проанализированы истории болезни, ренгтеновские снимки, заключения комиссии по определению утраты трудоспособности и т. д. Сопоставлялись вид и течение переломов, а также исходы их с экспертными заключениями по УК РСФСР 1926 г., литературные данные о длительности и исходах лечения с анализируемыми экспертными данными применительно к УК РСФСР 1960 г.

Среди пострадавших мужчин было 24 и женщин — 21, 32 перелома были у лиц в возрасте 21—50 лет. Тяжесть переломов (по УК РСФСР 1926 г.) была определена экспертами следующим образом (табл. 1).

Следовательно, почти 25% переломов были отнесены к тяжким телесным повреждениям. В 12 случаях экспертиза произведена по документальным данным без освидетельствования потерпевшего.

Характеристика срока, истекшего после травмы, приведена в табл. 2.

Таким образом, в 17 случаях экспертиза проведена в первые 4 недели.

Мы наблюдали 2 случая переломов в тазобедренном суставе. В одном из них, у гр-на М., 39 лет, имелся медиальный перелом шейки бедра со смещением отломков. Произведен остеосинтез штифтом. Судебномедицинским экспертом повреждение отнесено к тяжким на 30-й день лечения. Аналогичный перелом у гр-на С., 36 лет, отнесен к легким с расстройством здоровья «по длительности лечения» при освидетельствовании также на 30-й день проводившегося консервативного лечения.

По литературным данным (В.В. Гориневская, А.В. Каплан, Н.М. Волкович, Ж.М. Мальгень и др.), трудоспособность при переломах тазобедренного сустава восстанавливается через 3—6 месяцев. В отношении отдаленных результатов при консервативном методе лечения вколоченных переломов медиальной шейки бедра А. В. Каплан из 39 больных у 4 наблюдал плохие результаты, Н. П. Алексеенко из 24 больных такой же результат наблюдал у одного больного. При переломах медиальной шейки бедра со смещением у 45 из 55 больных отдаленные результаты плохие (С. Е. Кошкаров). Эти же результаты получены В. Г. Вайнштейном в 35,6% случаев, М. Д. Веревкиным—-в 56%, С. Г. Рукосуевым — в 86%, Я. Л. Цивяном — в 100% случаев (цит по С. Е. Кошкарову). При оперативном лечении переломов медиальной шейки бедра отдаленный результат после остеосинтеза был плохой у С. Е. Кошкарова в 17,6% случаев, Б. А. Петрова и Е. Ф. Ясно-ва — в 12,3%, Я- Л. Цивьяна — в 17,6% случаев. Таким образом, исход переломов медиальной шейки бедра в значительном числе случаев неудовлетворительный, прогноз менее благоприятен при смещении отломков. Возможно образование ложного сустава, тугоподвижности и т. п., что ведет к утрате общей трудоспособности не менее чем на 1/3, т. е. квалифицируется экспертом как тяжкое телесное повреждение.

Нами изучено 16 экспертиз, произведенных по поводу переломов в коленном суставе; среди них переломы наружного мыщелка бедра были в одном случае, внутреннего мыщелка бедра — в 3, наружного мыщелка бедра и головки малоберцовой кости — в одном, наружного мыщелка большеберцовой кости — в 4, внутреннего мыщелка большеберцовой кости — в одном, обоих мыщелков большеберцовой кости — в 3, эпифизов обеих костей голени — в 2, надколенника — в одном случае.

Длительность нетрудоспособности при этих переломах составляла от 29 до 81 дня.

К тяжким телесным повреждениям отнесены 2 случая оскольчатых переломов обеих костей голени со смещением, перелом внутреннего мыщелка бедра со смещением, перелом наружного мыщелка большеберцовой кости без смещения. Так, гр-н В., 31 года, лечился консервативно 81 день по поводу перелома внутреннего мыщелка бедра со смещением. Освидетельствован по окончании лечения. Движения в суставе резко ограничены, что соответствует 40% утрате общей трудоспособности (тяжкое телесное повреждение). К тяжким повреждениям эксперт отнес также перелом наружного мыщелка большеберцовой кости без смещения у гр-ки Е., 80 лет. Заключение дано на Ю-й день, поврежденная конечность находилась в гипсе, лечение (консервативное) протекало благополучно. У гр-ки П., 49 лет, имелся перелом наружного мыщелка бедра со смещением, перелом головки малоберцовой кости. Лечение консервативное. Повреждение квалифицировано на 13-й день заболевания как легкое с расстройством здоровья вследствие длительности лечения (экспертиза проведена по медицинским документам).

Длительность нетрудоспособности при различных переломах коленного сустава, по данным А.Н. Абрамовой, В.С. Балакиной, Е.А. Бок, А.М. Косициной и др., колеблется от 11/2 до 5 месяцев. При оперативном лечении гвоздь удаляют через 4—6 месяцев после остеосинтеза. Наиболее благоприятно протекают переломы мыщелков бедренной и большеберцовой костей без смещения; переломы их со смещением требуют длительного лечения и нередко дают плохие исходы. Часты неудовлетворительные результаты лечения при переломах межмыщелкового возвышения. Из 31 больного у 10 получены плохие отдаленные результаты (В.С. Балакина); из них у одного — после перелома наружного мыщелка, у 4 — обоих мыщелков большеберцовой кости, у 5 — после переломов межмыщелкового возвышения.

В 27 экспертизах по поводу переломов в голеностопном суставе были следующие переломы: наружной лодыжки — в 6 случаях, внутренней лодыжки — в 2, обеих лодыжек — в 5, наружной лодыжки и эпифиза большеберцовой кости — в одном, внутренней лодыжки и эпифиза малоберцовой кости—в 2, трехлодыжковые — в 5, эпифизов больше- и малоберцовых костей — в 6 случаях. В 11 случаях имелся подвывих в суставе кнаружи или кзади. Длительность нетрудоспособности составляла 32—122 дня. К тяжким телесным повреждениям экспертами было отнесено 7 случаев переломов и среди, них переломы трехлодыжковые (2 случая), оскольчатый перелом внутренней лодыжки и косой перелом наружной лодыжки с подвывихом стопы, оскольчатый перелом наружной лодыжки с подвывихом стопы. Гр-ка И., 51 года, освидетельствована через 31/2 месяца после нанесения повреждения. Находилась на консервативном лечении 101 день по поводу трехлодыжкового перелома. В момент осмотра имелась неподвижность в голеностопном суставе под тупым углом к’ голени (45% утраты общей трудоспособности). Повреждение отнесено экспертом к тяжким. У гр-ки Ю., 49 лет, имелся оскольчатый перелом нижней трети малоберцовой кости без смещения, перелом внутренней лодыжки, заднего края большеберцовой кости, подвывих стопы. Лечилась консервативно. На 10-й день заболевания повреждение отнесено экспертом (по медицинским документам) к легким с расстройством здоровья вследствие длительности лечения.

По данным Н. М. Волкович, М. Ф. Ерецкой, В. В. Гориневской, А. П. Повельненко, Д. Ф. Шпаковского и др., длительность нетрудоспособности при изолированных переломах лодыжек составляет 4—8 недель, при переломах лодыжек или дюпюитреновских переломах со смещением отломков и подвывихом стопы — 3—31/2 месяца, при чрес-лодыжечных переломах и дюпюитреновских переломах с одновременными переломами заднего или переднего отдела большеберцовой кости и с подвывихом стопы — 3—41/2 месяца. Отдаленные результаты вполне благоприятны в 52—57%, неудовлетворительные исходы бывают в 3—6% случаев (Ф. Р. Богданов, А. П. Повельненко и др.). По данным М. Ф. Ерецкой, большинство неудовлетворительных исходов наблюдается при чреслодыжечных или дюпюитреновских переломах с одновременным переломом большеберцовой кости и с подрывихом стопы (в 4 из 23 случаев).

  1. Анализ приведенного материала применительно к УК РСФСР 1960 г., позволяющему более дифференцированно оценивать тяжесть повреждений, дает основания считать, что переломы внутри крупных суставов нижних конечностей могут быть квалифицированы при незаконченном лечении на основании сопоставления вида и клинического течения перелома с наиболее вероятным исходом его.
  2. К тяжким телесным повреждениям (ст. 108 УК РСФСР) следует относить медиальные переломы шейки бедра со смещением, переломы обоих мыщелков бедра или большеберцовой кости со смещением, переломы межмыщелкового возвышения, трехлодыжковые переломы со смещением и подвывихом стопы как вызывающие утрату или ограничение функции суставов, соединенные со стойкой утратой трудоспособности не менее чем на 1/з.
  3. К менее тяжким телесным повреждениям (ст. 109 УК РСФСР) рекомендуется относить переломы наружного или внутреннего мышел-ка бедра и большеберцовой кости без смещения надколенника, одной или двух лодыжек, дюпюитреновские переломы без смещения в связи с тем, что они сопровождаются стойкой утратой трудоспособности менее чем на Уз (15—30%) или длительным расстройством здоровья (свыше 4 недель).

К сожалению, получение человеком различных травм сегодня не является редкостью, и многих интересует, как привлечь гражданина, виновного в причинении подобного вреда здоровью другому и что ему за это положено по закону.

Из статьи представленной ниже вы узнаете какая ответственность ожидает человека, который нанес тяжелые увечья в виде перелома ноги.

Кроме того мы расскажем, как наказать виновника и привлечь его к ответственности.

  • Степень тяжести при переломе ноги и трещине берцовой кости
  • Ответственность
  • Как привлечь субъекта, нанесшего данный вред?
  • Заключение
  • открытый или закрытый перелом кости бедра или внутрисуставной;
  • перелом диафиза бедра;
  • перелом костей, из которых состоит коленный сустав;
  • перелом большой берцовой кости;
  • перелом сразу двух берцовых костей.
  • по найму;
  • по хулиганским мотивам;
  • в отношении человека, находившегося перед злоумышленником в беспомощном положении, например инвалида, ребёнка, пенсионера и т.д;
  • с целью использования тканей или внутренних органов пострадавшего в будущем.

Злоумышленника может постигнуть и более серьёзная ответственность, а именно 12 лет лишения свободы, если тяжкий вред был нанесён:

  1. группой лиц по предварительному сговору;
  2. в отношении двух и более граждан.

При этом преступник уже отсидевший срок наказания за это преступление ещё два года будет находиться на испытательном сроке, так как в соответствии со статьёй 111 УК РФ ему полагаются ещё 2 дополнительных года ограничения свободы.

Подробнее об ответственности за нанесение тяжкого вреда здоровью –

Привлечь преступника к ответственности по упомянутой выше статье не составит труда, если всё делать правильно:

Читайте также:  Перелом костей свода черепа при сдавлении

  1. Первым делом, необходимо снять побои и обзавестись справками, подтверждающими факт причинения тяжкого вреда здоровью.
  2. Следующим шагом, нужно пойти в ближайшее отделение полиции и составить заявление. В нём нужно подробно прописать все подробности причинения вреда и приложить к нему медицинские справки, упомянутые выше.

Либо разу обратиться в полицию, а уже оттуда вас направят на мед. освидетельствование.

Дальше, за дело берётся полиция и проводит необходимые мероприятия, позволяющие задержать преступника и привлечь к уголовной ответственности.

  • Последним шагом, заявителя могут вызвать в суд для дачи показаний против злоумышленника. После того как суд вынесет приговор человек, причинивший потерпевшему тяжкий вред, а именно перелом ног, отправляется в места лишения свободы.
  • Таким образом, и работает судебная система на сегодняшний день, и если потерпевший изначально всё будет делать правильно, то злодею не удастся избежать наказания.

    Как правило, человеку, получившему тяжкий вред, становится сложно трезво оценивать ситуацию и действовать, так как велит законодательство. Многие начинают мстить обидчику руками своих друзей или родственников.

    Подобные действия можно понять, однако, понимание не делает их законными. Таким образом, одно преступление порождает другое ещё более страшное. Лучше всего обратиться в компетентные органы и привлечь преступника по закону, а не методом самовольного суда.

    Для решения вашей проблемы ПРЯМО СЕЙЧАС получите бесплатную консультацию:

    +7 (499) 653-52-46 Москва +7 (812) 313-26-17 Санкт-Петербург

    источник

    К вопросу о судебномедицинской квалификации тяжести закрытых переломов крупных суставов нижних конечностей

    Кафедра судебной медицины (зав. — проф. В. М. Смольянинов) II Московского медицинского института имени Н.И. Пирогова

    Поступила в редакцию 4/V 1961 г.

    библиографическое описание:
    К вопросу о судебномедицинской квалификации тяжести закрытых переломов крупных суставов нижних конечностей / Табакман М.Б. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1962. — №1. — С. 10-14.

    УК РСФСР 1960 г. предусматривает четыре градации тяжести телесных повреждений в отличие от трех по УК РСФСР 1926 г. Это позволяет при экспертной оценке более четко индивидуализировать различные телесные повреждения. Определить тяжесть повреждения при закрытых переломах крупных суставов нижних конечностей часто бывает трудно, так как подобные экспертизы, как правило, производятся в острый период, т. е. в ближайшие дни после причинения повреждения. В результате этого одинаковые по виду и течению внутрисуставные переломы эксперты могут квалифицировать по-разному.

    В травматологической литературе опубликовано много работ, посвященных течению и исходам внутрисуставных переломов. В судебно-медицинской же литературе мы не встретили работ, специально посвященных квалификации их тяжести.

    С целью определения основных критериев при оценке тяжести внутрисуставных переломов в соответствии с действующим УК РСФСР 1960 г. мы изучили 45 судебномедицинских экспертиз живых лиц с закрытыми переломами в тазобедренном, коленном и голеностопном суставах. Были проанализированы истории болезни, ренгтеновские снимки, заключения комиссии по определению утраты трудоспособности и т. д. Сопоставлялись вид и течение переломов, а также исходы их с экспертными заключениями по УК РСФСР 1926 г., литературные данные о длительности и исходах лечения с анализируемыми экспертными данными применительно к УК РСФСР 1960 г.

    Среди пострадавших мужчин было 24 и женщин — 21, 32 перелома были у лиц в возрасте 21—50 лет. Тяжесть переломов (по УК РСФСР 1926 г.) была определена экспертами следующим образом (табл. 1).

    Следовательно, почти 25% переломов были отнесены к тяжким телесным повреждениям. В 12 случаях экспертиза произведена по документальным данным без освидетельствования потерпевшего.

    Характеристика срока, истекшего после травмы, приведена в табл. 2.

    Таким образом, в 17 случаях экспертиза проведена в первые 4 недели.

    Мы наблюдали 2 случая переломов в тазобедренном суставе. В одном из них, у гр-на М., 39 лет, имелся медиальный перелом шейки бедра со смещением отломков. Произведен остеосинтез штифтом. Судебномедицинским экспертом повреждение отнесено к тяжким на 30-й день лечения. Аналогичный перелом у гр-на С., 36 лет, отнесен к легким с расстройством здоровья «по длительности лечения» при освидетельствовании также на 30-й день проводившегося консервативного лечения.

    По литературным данным (В.В. Гориневская, А.В. Каплан, Н.М. Волкович, Ж.М. Мальгень и др.), трудоспособность при переломах тазобедренного сустава восстанавливается через 3—6 месяцев. В отношении отдаленных результатов при консервативном методе лечения вколоченных переломов медиальной шейки бедра А. В. Каплан из 39 больных у 4 наблюдал плохие результаты, Н. П. Алексеенко из 24 больных такой же результат наблюдал у одного больного. При переломах медиальной шейки бедра со смещением у 45 из 55 больных отдаленные результаты плохие (С. Е. Кошкаров). Эти же результаты получены В. Г. Вайнштейном в 35,6% случаев, М. Д. Веревкиным—-в 56%, С. Г. Рукосуевым — в 86%, Я. Л. Цивяном — в 100% случаев (цит по С. Е. Кошкарову). При оперативном лечении переломов медиальной шейки бедра отдаленный результат после остеосинтеза был плохой у С. Е. Кошкарова в 17,6% случаев, Б. А. Петрова и Е. Ф. Ясно-ва — в 12,3%, Я- Л. Цивьяна — в 17,6% случаев. Таким образом, исход переломов медиальной шейки бедра в значительном числе случаев неудовлетворительный, прогноз менее благоприятен при смещении отломков. Возможно образование ложного сустава, тугоподвижности и т. п., что ведет к утрате общей трудоспособности не менее чем на 1/3, т. е. квалифицируется экспертом как тяжкое телесное повреждение.

    Сустав Квалификация тяжести повреждений
    тяжкое
    телесное
    повреждение
    легкое
    телесное
    повреждение
    с расстройством
    здоровья

    Нами изучено 16 экспертиз, произведенных по поводу переломов в коленном суставе; среди них переломы наружного мыщелка бедра были в одном случае, внутреннего мыщелка бедра — в 3, наружного мыщелка бедра и головки малоберцовой кости — в одном, наружного мыщелка большеберцовой кости — в 4, внутреннего мыщелка большеберцовой кости — в одном, обоих мыщелков большеберцовой кости — в 3, эпифизов обеих костей голени — в 2, надколенника — в одном случае.

    Длительность нетрудоспособности при этих переломах составляла от 29 до 81 дня.

    К тяжким телесным повреждениям отнесены 2 случая оскольчатых переломов обеих костей голени со смещением, перелом внутреннего мыщелка бедра со смещением, перелом наружного мыщелка большеберцовой кости без смещения. Так, гр-н В., 31 года, лечился консервативно 81 день по поводу перелома внутреннего мыщелка бедра со смещением. Освидетельствован по окончании лечения. Движения в суставе резко ограничены, что соответствует 40% утрате общей трудоспособности (тяжкое телесное повреждение). К тяжким повреждениям эксперт отнес также перелом наружного мыщелка большеберцовой кости без смещения у гр-ки Е., 80 лет. Заключение дано на Ю-й день, поврежденная конечность находилась в гипсе, лечение (консервативное) протекало благополучно. У гр-ки П., 49 лет, имелся перелом наружного мыщелка бедра со смещением, перелом головки малоберцовой кости. Лечение консервативное. Повреждение квалифицировано на 13-й день заболевания как легкое с расстройством здоровья вследствие длительности лечения (экспертиза проведена по медицинским документам).

    Длительность нетрудоспособности при различных переломах коленного сустава, по данным А.Н. Абрамовой, В.С. Балакиной, Е.А. Бок, А.М. Косициной и др., колеблется от 1 1 /2 до 5 месяцев. При оперативном лечении гвоздь удаляют через 4—6 месяцев после остеосинтеза. Наиболее благоприятно протекают переломы мыщелков бедренной и большеберцовой костей без смещения; переломы их со смещением требуют длительного лечения и нередко дают плохие исходы. Часты неудовлетворительные результаты лечения при переломах межмыщелкового возвышения. Из 31 больного у 10 получены плохие отдаленные результаты (В.С. Балакина); из них у одного — после перелома наружного мыщелка, у 4 — обоих мыщелков большеберцовой кости, у 5 — после переломов межмыщелкового возвышения.

    В 27 экспертизах по поводу переломов в голеностопном суставе были следующие переломы: наружной лодыжки — в 6 случаях, внутренней лодыжки — в 2, обеих лодыжек — в 5, наружной лодыжки и эпифиза большеберцовой кости — в одном, внутренней лодыжки и эпифиза малоберцовой кости—в 2, трехлодыжковые — в 5, эпифизов больше- и малоберцовых костей — в 6 случаях. В 11 случаях имелся подвывих в суставе кнаружи или кзади. Длительность нетрудоспособности составляла 32—122 дня. К тяжким телесным повреждениям экспертами было отнесено 7 случаев переломов и среди, них переломы трехлодыжковые (2 случая), оскольчатый перелом внутренней лодыжки и косой перелом наружной лодыжки с подвывихом стопы, оскольчатый перелом наружной лодыжки с подвывихом стопы. Гр-ка И., 51 года, освидетельствована через 3 1 /2 месяца после нанесения повреждения. Находилась на консервативном лечении 101 день по поводу трехлодыжкового перелома. В момент осмотра имелась неподвижность в голеностопном суставе под тупым углом к’ голени (45% утраты общей трудоспособности). Повреждение отнесено экспертом к тяжким. У гр-ки Ю., 49 лет, имелся оскольчатый перелом нижней трети малоберцовой кости без смещения, перелом внутренней лодыжки, заднего края большеберцовой кости, подвывих стопы. Лечилась консервативно. На 10-й день заболевания повреждение отнесено экспертом (по медицинским документам) к легким с расстройством здоровья вследствие длительности лечения.

    По данным Н. М. Волкович, М. Ф. Ерецкой, В. В. Гориневской, А. П. Повельненко, Д. Ф. Шпаковского и др., длительность нетрудоспособности при изолированных переломах лодыжек составляет 4—8 недель, при переломах лодыжек или дюпюитреновских переломах со смещением отломков и подвывихом стопы — 3—3 1 /2 месяца, при чрес-лодыжечных переломах и дюпюитреновских переломах с одновременными переломами заднего или переднего отдела большеберцовой кости и с подвывихом стопы — 3—4 1 /2 месяца. Отдаленные результаты вполне благоприятны в 52—57%, неудовлетворительные исходы бывают в 3—6% случаев (Ф. Р. Богданов, А. П. Повельненко и др.). По данным М. Ф. Ерецкой, большинство неудовлетворительных исходов наблюдается при чреслодыжечных или дюпюитреновских переломах с одновременным переломом большеберцовой кости и с подрывихом стопы (в 4 из 23 случаев).

    1. Анализ приведенного материала применительно к УК РСФСР 1960 г., позволяющему более дифференцированно оценивать тяжесть повреждений, дает основания считать, что переломы внутри крупных суставов нижних конечностей могут быть квалифицированы при незаконченном лечении на основании сопоставления вида и клинического течения перелома с наиболее вероятным исходом его.
    2. К тяжким телесным повреждениям (ст. 108 УК РСФСР) следует относить медиальные переломы шейки бедра со смещением, переломы обоих мыщелков бедра или большеберцовой кости со смещением, переломы межмыщелкового возвышения, трехлодыжковые переломы со смещением и подвывихом стопы как вызывающие утрату или ограничение функции суставов, соединенные со стойкой утратой трудоспособности не менее чем на 1 /з.
    3. К менее тяжким телесным повреждениям (ст. 109 УК РСФСР) рекомендуется относить переломы наружного или внутреннего мышел-ка бедра и большеберцовой кости без смещения надколенника, одной или двух лодыжек, дюпюитреновские переломы без смещения в связи с тем, что они сопровождаются стойкой утратой трудоспособности менее чем на Уз (15—30%) или длительным расстройством здоровья (свыше 4 недель).

    Характер и вид деформаций и разрушения, морфология разрушения кости в зависимости от вида внешнего воздействия / Крюков В.Н., Буромский И.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 155.

    Изломы хрящей ребер при ударном и компрессионном разрушениях / Светлаков А.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 148-149.

    Фрактография повреждений длинных трубчатых костей при неоднократных внешних воздействиях / Бахметьев В.И. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 143-144.

    Диагностика механизмов микроразрушений костной ткани лабораторными методами исследования / Бахметьев В.И. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 142-143.

    Микрофрактография переломов ребер / Клевно В.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 139.

    источник

    Понравилась статья? Поделить с друзьями:
    Сустав На какой день после повреждения произведена экспертиза